МИХАИЛ РУБИНЧИК
учит наших детей спортивному программированию.

ГУК УрФУ

Вместе со своей командой развивает спортивное программирование на Урале, тренер чемпионов России 2015 года, тренер команд-медалистов чемпионата мира, призер чемпионата мира 2011 года.
Лучшие в мире программирования
– Лучшая подготовка студентов к соревнованиям по программированию есть в двух странах мира – в Китае и у нас. Школьников, помимо Китая и России, отлично готовят в Южной Корее, Японии и США. Россия в последнее время стала уступать в школьной: в этом году, если смотреть по медальному зачету, мы на шестом месте, а по сумме баллов – на пятом. В прошлом году были девятыми по медальному зачету и третьими по сумме баллов.
– Китай очень закрытый, мы про него почти ничего не знаем. Возможно, если Китай привезет просто сборную какого-нибудь города, а не сборную страны, она тоже всех сделает. Но даже если учитывать Китай, Россия сильнее всех в мире на голову в подготовке студентов.
Как все устроено в России
– Олимпиадное движение по информатике или по спортивному программированию – это просто множество людей: тех, кто участвует в соревнованиях, кто организовывает, кто готовит. В регионах все устроено по-разному: в каких-то вузах есть должности, например, в Ижевске – руководитель центра олимпиадой подготовки, где-то ребят может готовить сотрудник IT-компании, где-то – сотрудник школы или вуза.
Миша Рубинчик. Парк Зеленая роща.
« Четкий, простой и понятный критерий успеха: попал на всероссийскую олимпиаду, стал призером – ты лучший ».
Страсти по информатике
– После всероссийской олимпиады для школьников 20 сильнейших попадают на сборы, а из этих 20 отбирают четверых, которые едут на международную олимпиаду. Мы занимаемся подготовкой на региональном уровне. И в разных регионах этим занимаются по-разному – в большинстве, к сожалению, никак. Есть регионы, где в региональном этапе участвуют человек по 5–10.
– Очень много денег вложено в прокачку школьников Москвы – это в основном вложения в организацию кружков и лагерей. Понятно, что Москва больше и они должны выступать лучше, всегда так было, но уже года три-четыре Москва выступает намного лучше остальных. Во всероссийской олимпиаде по информатике участвуют около 250 школьников, из них 90 – это Москва – больше трети всех участников!
– Когда я общаюсь с тренерами по математике и информатике из других городов, они подтверждают, что такой тренд есть и это только начало. Если никто ничего не будет предпринимать, скоро на всероссийскую олимпиаду приедут 150–200 человек из Москвы. Ну и другие регионы тоже взялись за дело, и началась конкуренция, прямо спорт.
« Все-таки топовые олимпиадники ближе к ученым, чем к программистам. Они должны разрабатывать какие-то очень сложные идеи очень быстро. Это как ученый, только еще и быстрый – такая дикая смесь ».
– У меня даже есть некоторое ощущение перегретости. Взять, например, футбол – он же очень горячий, там сотни миллионов долларов вложений. Но от футбола никто ничего не ждет, кроме шоу, а от олимпиадного программирования ждут, что программисты на работах станут лучше работать. А это преувеличение, потому что это не так сильно коррелирует. Все-таки топовые олимпиадники ближе к ученым, чем к программистам. Они должны разрабатывать какие-то очень сложные идеи очень быстро. Это как ученый, только еще и быстрый – такая дикая смесь.
Что со всем этим делать
– Нужно развивать два направления в регионах: брать топов и очень хорошо с ними работать индивидуально – настраивать их на самостоятельную работу, давать им много материала, освобождать от школы и наращивать массовость. Мы пока с топами особенно не работаем, а массовость мы сделали: запустили лагеря, где со школьниками занимаются студенты из УрФУ.
ГУК УрФУ Кирилл, Ира, Миша, Аня, Саша и Олег – это только часть большой команды, остальные не любят фотографироваться.
– Думаю, по количеству путевок в лагеря по олимпиадной информатике мы сейчас первые в России. В этом году было 400 путевок на 8 смен – это примерно 200 человек, котрые интенсивно занимались олимпиадным программированием (некоторые ребята ездили на несколько смен). Это при том, что до этого лагерей у нас не было вообще, люди ездили только во всероссийские. Раньше у нас активно занимались 5 человек, а в этом году 12 прошли на всероссийскую олимпиаду. Просто человеку сложно заставить себя заниматься самостоятельно, когда он попадает в среду – это проще.
Москва, Питер, регионы
– Отъезд в Москву и Питер – это плохо. И для тех, кто уезжает, потому что, если ты не звезда, тебя просто задавят остальные. Лучше здесь быть звездой и хорошо реализовываться, чем там приуныть и ничего не делать. И для сообщества это тоже вредно: мы взяли всех крутых, увезли в одно место, и там все происходит по одной схеме – верхушка занимается, развивается, остальные скатываются. В итоге у нас куча крутых ребят, но они ничего не делают. Я всегда говорю: поступайте в региональные вузы – это лучше просто потому, что в Москве уже достаточно людей.
– В прошлом году трое самых сильных школьников Свердловской области объединились в команду и на чемпионате России взяли медаль. Все трое уехали – двое в Питер, один в Москву. Когда такое случилось в Саратове, тренер сказал: «Я больше никогда не буду работать со школьниками, они все равно уезжают». А я сказал: «Хорошо, если мы готовим троих и они все уезжают, давайте готовить 100, и кто-то останется».
« Я больше никогда не буду работать со школьниками, они все равно уезжают ».
– Эту идею я сейчас продаю всем регионам – создавайте свои лагеря. Мы в УрФУ имеем достаточное количество студентов, чтобы преподавать, например, в Перми, но это так не работает. Мы готовы помогать опытом, рассказывать, как это делать, делиться инфраструктурой, но преподавателями и вожатыми обязательно должны быть студенты вуза конкретного региона, чтобы выстраивалось доверие именно к нему.
Поступи правильно
– PR наших вузов построен абсолютно одинаково: Х – лучший вуз Земли! Никто ничего не аргументирует. В модели, когда все позиционируют себя одинаково, как студент будет выбирать? Он посмотрит рейтинг, там на первом месте МГУ – значит, мне туда. Некоторые пытаются выделяться: ВШЭ и МФТИ – у них есть факультеты, которым по 5-6 лет, они позиционируются как «новый вуз». «Мы – новый вуз, мы знаем, как надо» – намек на то, что все остальные системы – пережиток советского, а значит, отстающего. «Современное программирование» у СПбГУ, например.
« Хороший PRможет быть только один – показать, что наши студенты – молодцы ».
– Я говорю ребятам: «Вот есть вуз, вы хотите поступить в него, потому что он крутой. Но попробуйте посмотреть с другой стороны: он крутой, потому что вы туда поступаете. Круто там, где вместе собирается много интересных, умных людей». Почему-то всех эта простая мысль очень удивляет. Хороший PR может быть только один – показать, что наши студенты – молодцы.
Про себя
– Главное в моей жизни – это моя семья – жена Ира и ребенок, которого мы ждем, путешествия и олимпиадная информатика, в развитии которой я участвую вместе со своей командой. Думаю, меня даже нельзя назвать лидером – я, может быть, один из самых активных, но не единственный.
Ира и Миша почти все время проводят вместе, особенно сейчас, когда ждут появления дочки.
– Важное, чему я научился за последнее время, – делегировать. Осознание необходимости делегировать пришло 1,5–2 года назад. Много про это слышал, читал, но это не то же самое, что делать. Я брал на себя проекты и гонялся в них сам, боялся делегировать, не всегда доверял людям, не всегда мог найти деньги. В какой-то момент я решил, что это все полная чушь, всегда нужно привлекать людей. Команда сильнее, чем один человек, даже если сотрудник или коллега делает что-то неидеально – все равно лучше, когда вы делаете вдвоем, чем если ты это делаешь один. Вот это осознание – пожалуй, самая важная трансформация для меня.
Сегодня уже нет привязок к конкретному месту
– Мне нравится Екатеринбург, я здесь уже 11 лет. Сейчас много путешествую, бываю здесь не так часто, но в этом городе я нахожусь больше времени, чем в других. Меня часто спрашивают: «Почему ты не уедешь в Америку, почему ты не уедешь в Москву, в Питер?» Екатеринбург – город возможностей, здесь я сейчас для себя вижу более яркие, интересные проекты. В регионах вообще работа намного интереснее, можно делать гораздо больше: на что-то влиять, что-то менять. При этом я убежден, что достаточно дешевый Интернет и умеренно дешевые билеты на самолет довольно сильно отвязывают тебя от конкретного места.
Урал всегда был дерзким
– Если говорить про олимпиадную среду, в которой я варюсь, тут моя позиция совпадает с позицией нашего декана Асанова Магаза Оразкимовича, который и создал здесь олимпиадное движение по информатике. Он говорит, что Урал всегда был дерзким: мы не спрашивали в столице, что нам делать. Нам нравилось – мы делали. И на чемпионат России первый отбор запустился именно на Урале, я тогда еще был школьником.
« Мы понимаем, что можем сделать Свердловскую область одной из лучших в олимпиадной тематике ».
– А сейчас мы запустили квалификационный отбор, где раньше участвовали, например, 100 команд, а теперь 350 – и это произошло за год. Нам все говорили, что никому это не надо, а теперь этот процесс запустился и идет везде. Мы задаем тренды. Екатеринбург ведет себя дерзко, не спрашивая лидеров, думаю, это можно сказать о городе в целом. Насколько я вижу, и в общественной жизни Екатеринбург тоже не всегда идет в общем тренде.
Про планы команды
– Мы сейчас понимаем, что можем сделать Свердловскую область одной из лучших в олимпиадной тематике. В этом году на всероссийской олимпиаде у нас было 12 человек – это пятое место, на четвертом – Московская область – 13 человек, третьи – Татарстан – 20 человек и второе место – Питер – 28 человек. Москва, конечно, первая: у них 90 с лишним. Московскую область перегоним, если будем вкладывать такие усилия, Питер и Татарстан не имеют каких-то нереальных показателей, в целом выглядит догоняемо. Если мы обойдем Питер хотя бы один раз, это будет огромный вклад в репутацию. Как мы это будем использовать потом, я не знаю и даже не берусь сейчас прогнозировать, но знаю, что будем.
сентябрь 2018
О гаджетизации, слишком ярком мире и
жизни без сёрфа

Больше героев